Глава девятая





Вдова с фиолетовыми глазами продолжает
рассказывать байки. Неожиданный телефонный звонок
помог мне установить мировой рекорд в беге вниз по лестнице

Я спустился вниз, сел в машину и поехал домой. Мой компаньон уже ждал меня у подъезда.
- Ну,- спрашиваю,- какие новости, дружок? Как поживает вдовушка?
Грэг завилял хвостом, давая понять, что надо скорее подняться наверх. Я помчался по лестнице, а Грэг за мной. Влетел я в комнату, а там словно ураган пронесся. Ящики письменного стола выдвинуты, дверцы распахнуты, мебель поломана. Вошел в спальню, и здесь меня чуть кондрашка не хватил. На моей кровати валяется чье-то тело.
"Еще один покойник", - подумал я, но сразу успокоился. На моей постели удобно разлеглась вдова с фиолетовыми глазами. Спокойно покуривает сигарету, а рядом на столике недопитый стакан "Бурбона".
- Привет, красавчик, - говорит она, пустив колечко дыма. - Я тебя ждала.
В ответ я схватил ее за ногу и сдернул с кровати. Она сразу пустила слезу.
- Поплачь,- говорю.- Это очень полезно. А когда устанешь, то мы с тобой побеседуем.
А сам пошел в гостиную. Вижу, Грэг приводит комнату в порядок. Налил ему "Бурбона", и он сразу возликовал. Я тоже немного подкрепился.
- Ты хорошо поработал,- говорю.- А теперь брось возиться. Есть дело поважнее. Нужно разыскать типа с одним ухом. Я показал Грэгу ухо, он пару раз тявкнул и полетел вниз. Только он скрылся за дверью, вошла блондиночка.
- Выкладывай,- говорю.- Но только правду, всю правду. И не вздумай комедию ломать, у меня на вранье нюх просто собачий. Она подходит совсем близко и опускает ресницы.
- Я не знала, куда деться, и вот пришла сюда. Мне страшно.
Я посмотрел ей прямо в глаза, и она выдержала мой взгляд.
- Рассказывай все по порядку,- говорю.
Я усадил ее рядом на диван и сунул ей стакан "Бурбона".
- Толстяк Доменико шантажировал моего мужа.
- Тебе-то откуда это известно?
- Я точно знаю. Навела справки.
Она шмыгнула носом, и я понял, что все врет, зараза. Но решил послушать ее басни.
- Когда я это обнаружила, было уже поздно. В то утро, вернувшись домой и найдя Дана мертвым, я подумала, что его убил толстяк Доменико и решила донести на него.
- Когда ты приняла столь мудрое решение? - спрашиваю.
- В половине восьмого утра, едва я вернулась домой.
- А спустя четыре часа ты так и не позвонила в полицию,- говорю.
- Толстяк Доменико прятался в моей спальне. Он ждал меня.
- А дальше? - спрашиваю.
- Он сказал, что своими глазами видел, как Дан застрелился. Едва только Доменико ушел, я схватила пистолет, бросила его в унитаз, сунула горящую сигарету Дану в пальцы, снова поднялась к себе и стала одеваться. В этот момент явился ты.
- А теперь,- говорю,- начни сначала. Учти, что пистолет я не в унитазе отыскал, а отобрал у той гориллы с желтыми глазами! Как это объяснить?
- Не знаю,- пробормотала она вся в слезах.- Толстяк Доменико явился в "Морено" и сказал, что Дан застрелился. Когда я вернулась домой, пистолета уже не было. Может, его прихватил тот тип.
- Это уже малость походит на истину,- говорю.- Так, значит, ты снюхалась с толстяком Доменико.
Она вцепилась в лацканы моего пиджака.
- Нет,- говорит,- клянусь тебе, нет. Он вымогатель, убийца. Я не поверила, что Дан застрелился. Во всем виновата я, одна я! Она стала всхлипывать, уткнувшись головой в подушку, а я решил размять ноги.
Прохаживаясь себе взад и вперед, жду, пока она успокоится. Понемногу она утихла. Встала, поправила прическу, подкрасилась. "В ее рассказе много темных мест, но главное - проявить выдержку. Пусть сначала подкрепит силы". Налил ей бокал "Бурбона", и она осушила его одним глотком.
Вдовушка ласково улыбнулась мне.
- Ну как, лучше стало? - спрашиваю.
- О, да! - Она пригладила платье, посмотрелась в зеркало.
- В этой комнате кто-то рылся в твое отсутствие. Что он тут искал? - спрашивает она.
- Понятия не имею.
Она огляделась.
"Сдается мне, что и она тут шарила до моего прихода". Красотка подошла к холодильнику и открыла его.
- Я ужасно проголодалась,- говорит.
Я похолодел от ужаса. Она взяла тарелку с ветчиной и поставила на стол. А под ветчиной лежат пятьсот тысяч!
Но тут красотка досадливо поморщилась.
- Вареная ветчина. Какая досада! Я ее не люблю.
- В холодильнике есть и копченая,- говорю я как можно спокойнее.
Блондинка лезет в холодильник и вытаскивает большой кусок копченой ветчины.
- Это уже лучше,- говорит. Затем кладет обратно в холодильник тарелку с вареной ветчиной и начинает готовить себе бутерброд. Неужели она ищет мои деньги? Не успел я хорошенько над этим подумать, как зазвонил телефон. Я подскочил, схватил трубку.
- Это ты, Яко?
Тысяча чертей, это она. Ее бархатный голосок из ушей плавно течет вниз, в самые коленки.
- Дуарда! - кричу.
- О, Яко! Я жду тебя целый день. Ты, верно, забыл обо мне.
- Прости, моя дорогая,- отвечаю.- Я ни на миг не забывал о тебе. Я лишь забыл твой адрес. И с утра ищу тебя.
- Яко! Но ведь я сама записала его в твой блокнот.
У меня язык прилип к гортани. Я хлопнул себя по лбу трубкой.
- Я полный кретин, дорогая.
Слышу, будто жемчужные бусинки зашелестели. О, как она смеется, мое сокровище!
- Приходи поскорее,- говорит и вешает трубку.
Я пошарил в карманах, нашел записную книжку, открыл ее. На первой же странице помадой записан адрес: "Торребруна, кв. 611". Я понюхал: цикламен. Спрятал книжку в карман, надел шляпу и ходу.
- Эй,- кричит блондинка.- Могу я тут остаться? Меня ищет полиция.
- Поступай как знаешь.
- Спасибо за гостеприимство и когда...
Но я не услышал последних слов. Выскочил за дверь и помчался вниз по лестнице, едва касаясь ступенек. Секунда-другая - и я уже в моем "блимбусте". Дал полный газ и полетел как ветер.


далее: Глава десятая >>
назад: Глава восьмая <<

Карло Мандзони. Я разукрашу твое личико, детка
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Глава шестая
   Глава седьмая
   Глава восьмая
   Глава девятая
   Глава десятая
   Глава одиннадцатая
   Глава двенадцатая
   Глава тринадцатая
   Глава четырнадцатая