Глава третья





Лейтенант Трам во время допроса умудряется
выкурить мои сигареты. Некоторые факты,
которые нелегко поддаются объяснению

Я уже целых полчаса сидел в кабинете лейтенанта Трама в ожидании, когда меня удостоят приятной беседы. Было ясно, что пистолет и экспертиза - это только предлог, чтобы подольше задержать меня в Централке.
Пока суд да дело, я решил пораскинуть мозгами. Но чем больше я думал, тем сильнее запутывался. Когда я вошел, мертвец держал пальцами правой руки дымящуюся сигарету. По слою пепла я определил, что незнакомец умер ровно четыре минуты назад. Между тем судебный эксперт утверждает, что убийство произошло целых четыре часа назад. Врач не мог ошибиться столь сильно, даже если экспертиза была не слишком тщательной. Впрочем, сейчас труп анатомируют, и скоро все разъяснится.
Но вот зажженная сигарета?
Неужели порочная и неистребимая страсть к курению может заставить человека даже через два-три часа после смерти встать, взять сигарету и сделать парочку затяжек?
Когда вошла жена Дана Паранко, сигарета уже потухла. Один я знаю, что за несколько минут до этого она еще дымилась. Эту подробность до поры до времени лучше попридержать.
Главное, отыскать Дуарду. И того типа с желтыми глазами, который гнался за мной на "фролее-49". Иначе мне не найти таинственного клиента.
Еще десять минут - и я вконец деморализуюсь. Я не заправлялся уже целый час, а без горючего какая работа? Я встал .и начал рыться в ящиках письменного стола. Нашел недопитую бутылку шерри-бренди. За неимением лучшего проглотил и эту дрянь. Не успел сделать последний глоток, как вошел лейтенант Трам. Он кинул на стол папку и уселся в свое кресло.
- Не знал, что тебе нравится эта бурдюка.
- Меня от нее тошнит,- говорю- Не найдется у тебя бутылочки "Бурбона"?
Трам покачал головой.
- Нет, "Бурбон" ты сможешь найти в баре напротив.
- Значит, я свободен?
- Конечно. Но сначала отдай пистолет. За унос вещественного доказательства тебя могут арестовать и предать суду.
Он стал рыться в карманах, и я понял, что он ищет сигареты. Я кинул ему свои.
- Держи.
- Спасибо.
Трам сунул мне в рот одну из сигарет и зажег ее. Затем закурил сам, а пачку положил на письменный стол.
- Итак,- сказал он, открывая папку.- Даниеле Паранко или в просторечии Дан был убит. между пятью и шестью часами утра выстрелом из пистолета в правый висок. Его жены Лиды в это время не было дома. Это удостоверяют двадцать восемь свидетелей, они заявили, что она ни на минуту не покидала ночной дансинг "Морено". Трое допрошенных утверждают, что отвезли ее из "Морено" домой на машине примерно в половине восьмого утра. Синьора Паранко поднялась к себе в комнату и легла спать. Треск, который она услышала, не был пистолетным выстрелом. Возможно, где-то поблизости лопнула автомобильная шина. К твоему сведению, Лида Паранко физически не могла убить своего мужа, ибо он умер до семи утра, а она вернулась домой позже. А где ты был в это время? Тут я захохотал.
- Все ясно. Я развлекался с одной девицей и захотел ее повеселить. Взял телефонную книгу, - открыл ее наугад, попросил у своей возлюбленной помаду и помчался в уборную записать на обрывке туалетной бумаги первый попавшийся на глаза адрес. Затем отправился на виллу, увидел синьора Паранко, пристрелил его, засунул палец в дуло пистолета и стал ждать. В это самое время ты в обществе милейшего Каучу слез с машины, чтобы купить пачку сигарет. Случайно заглянув на виллу, ты увидел свежеиспеченного мертвеца и твоего старого друга Яко с воткнутым в дуло пальцем.
- Допустим, что кто-то позвонил в Центральное пощюцейское управление и мы сразу же помчались к месту происшествия..
- Мужчина или женщина?
- Слон, - отвечает Трам.
- Если так,- говорю,- то я в эти игрушки не играю.
- Меня интересует, Яко, что ты делал этой ночью и на кого ты работасшь в данный момент?
- Сам был бы весьма рад это узнать. Что делал ночью, хоть убей, не помню, а на кого работаю, мне и самому пока не ясно. Послушай, Трам. Выпусти меня. Позволь хоть разузнать, кто мой клиент. А если все это как-то связано с убийством Дана Паранко, клянусь, я все тебе расскажу.
Трам взял сигарету из моей пачки и закурил.
- Ладно, - говорит. - Клади пистолет и убирайся вон.
- Издеваешься, фараон!
Но тут меня осенило. Я придумал, как освободиться от этой штучки. Правой рукой я взялся за рукоятку пистолета и спустил предохранитель. Стиснул зубы и нажал курок. И сразу почувствовал, что пуля ударилась о палец, пистолет дернуло назад... сильнейшая боль заставила меня подскочить на стуле. Пуля вытолкнула палец примерно на полсантиметра.
Лейтенант Трам облокотился о стол и стал с интересом наблюдать. - Давай,- подбодрил он меня.- Еще немного - и ты у цели. Я покрепче стиснул зубы и снова нажал курок. И в тот же миг ощутил адскую боль в плече. Я выиграл еще сантиметр, но, похоже, подушечка пальца превратилась в мясной фарш.
Третий выстрел швырнул пистолет на стол, но Трам успел поймать его на лету.
- Спасибо,- улыбаясь говорит этот скот.
Указательный палец стал цвета фиалки, усыпанный огненно- красными каплями крови. А от ногтя один жалкий огрызок остался. Я схватил носовой платок и обвязал им палец. Тут вошел незнакомый полицейский. Трам вручил ему пистолет и что-то тихо сказал.
- Ну, я потопал.
- Подожди. Нельзя же отпустить друга в таком состоянии. Вдруг у тебя, Яко, палец распухнет и загноится. Я велел принести тебе кусок льда.
- Спасибо,- говорю.- Вы очень любезны, Трам.
Вошел полицейский с чашкой, в которой плавали льдинки, и поставил ее на стол. Я опустил кровоточащий палец в чашку и почувствовал некоторое облегчение.
- Ну, ты пока отдыхай, набирайся сил,- говорит Трам, встает и уходит.
Сижу я себе, а в голову лезут всякие скверные мысли. Что-то мне не нравится эта история с Даном Паранко и его женой. Очень странно, что синьора Лида Паранко веселится в ночном клубе в то самое время, когда ее супруг ждет дома, пока его укокошат. Будет очень полезно побеседовать наедине с этой дамочкой.
О, уже час дня, а я еще ничего не ел! Я встал и положил в карман кусок льда, чтобы палец чувствовал свежесть и холод. Только я собрался забрать сигареты, как кто-то схватил меня за локоть и дал мне подзатыльник.
А, это, конечно, Каучу со своей неизменной ухмылочкой.
- Идем, красавчик,- говорит.
Рядом стоит Трам и улыбается, кок вонючая гиена.
- Что новенького - опрашиваю.
- А ничего,- отвечает Трам.- Старые штуки, как мы и думали. Пистолет оказался тем самым.
- Что? - не понял я.
- А то, что выстрелом из этого самого пистолета между половиной пятого и половиной шестого и был убит Дан Паранко.
- Пошли,- сказал Каучу и без лишних церемоний поволок меня в камеру.


далее: Глава четвертая >>
назад: Глава вторая <<

Карло Мандзони. Я разукрашу твое личико, детка
   Глава первая
   Глава вторая
   Глава третья
   Глава четвертая
   Глава пятая
   Глава шестая
   Глава седьмая
   Глава восьмая
   Глава девятая
   Глава десятая
   Глава одиннадцатая
   Глава двенадцатая
   Глава тринадцатая
   Глава четырнадцатая